Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Что привело простого американца в алтайскую глубинку?

26 июня 2021
2 507

Что привело простого американца в алтайскую глубинку?

Мария Марикян. Джастас Уолкер впервые оказался в России 27 лет назад – случайно. Ему так понравилось, что решил осесть на Алтае и заняться сельским хозяйством. И хотя ничего об этом не знал, с нуля создал и запустил ферму. В родной штат Айдахо возвращаться не спешит: домом считает село Степное, где у него жена и три дочери.

Из Америки в Россию

Россия началась для Уолкера с поселка Осиновый мыс, что в Красноярском крае. Он переехал сюда в 1994-м с родителями-миссионерами. В 2000-м те вернулись в Айдахо, однако 18-летнему юноше обратно уже не хотелось. Обзавелся друзьями, в совершенстве освоил русский язык.

"Я перебрался в Красноярск и чем только там не занимался – преподавал английский, основал звукозаписывающую студию и, стыдно признаться, даже продавал паленые айфоны", – смеется Джастас.

В 2004-м он возвратился в Осиновый мыс и открыл пилораму. Бизнес процветал. В 2007-м Джастас познакомился с будущей женой Ребеккой. Она прилетела из США в Сибирь по волонтерской программе – помогала настоятелю церкви, работала в местном детском приюте. Через два года поженились.

Кризисный 2008-й серьезно ударил по лесопильному бизнесу, и американец полностью посвятил себя фермерству. "У меня уже было свое хозяйство. Пока не прополю грядки и не покормлю кур – спать не лягу. На пилораме очень уставал, а когда у себя работал – отдыхал душой. Так и основал ферму. В 2010-м переехали в соседний поселок, там и стартовали".

В селе Токучет астматика Джастаса устраивало все, кроме климата. Самочувствие резко ухудшилось, пришлось искать новое место. К 2016-му он успел объездить по работе множество российских регионов. Самый чистый воздух нашел на Алтае. Там в итоге и осел – в десяти километрах от поселка Степное, без интернета и связи. Первое время жили с Ребеккой даже в юртах. Сейчас уже хорошо обосновались: на территории – три частных дома, несколько амбаров.

Что привело простого американца в алтайскую глубинку?Обустройство юрты

"Без подробной инструкции до нас не добраться. На выезде из Степного – табличка "Дальше по курсу нет связи". Гостям мы объясняем так: пять километров по прямой, затем направо по полю и по мосту через горную реку Куевату. Паркуетесь у побережья, – рассказывает Уолкер. – Дальше чернозем, машина не пройдет. Я подъезжаю на тракторе, и впереди еще около пяти километров".

Мост, к слову, Джастас соорудил сам – взамен смытой паводком ветхой переправы, простоявшей тридцать лет. Возвести помогали односельчане, однако все расходы взял на себя Уолкер. Цена вопроса – 175 тысяч рублей. "Опоры сделали из бревен в виде трапеций, укрепили камнями, заколотили досками. Использовали лиственницу и ель. На все про все ушло чуть больше недели. Когда осваиваешь необжитое место, сталкиваешься с дополнительными расходами, от этого никуда не деться".

Все как у людей

За 39-летним Джастасом закреплено сейчас сто гектаров земли. Он держит 60 коз, 150 овец, четырех коней. Все молоко перерабатывает: производит восемь видов сыра, сметану, творог, кефир, йогурты. Для продажи отправляет продукты в Бийск, Барнаул и Белокуриху. Своих клиентов – триста человек. Проблем с поиском покупателей нет: у Джастаса собственный YouTube-канал плюс местное сарафанное радио.

Что привело простого американца в алтайскую глубинку?

Джастас с Ребеккой
Работают Уолкеры не одни – на "ферме мечты" живут еще четыре семьи. Джастас называет их друзьями и соратниками. "Мы распределили график так, чтобы всем было комфортно. Не упахиваемся, работаем по восемь-десять часов в день, ходим в отпуск. В общем, все как у людей".

Бездельникам здесь не место, нужно вкладываться и материально, и физически, и морально. "Работа на земле – тяжелый труд. Природа диктует свои правила. Иногда потерь не миновать. К примеру, в прошлом году у нас сгнило триста тюков сена, урон почти в 30 тысяч рублей. Начался ливень, а мы не успели все убрать, – рассказывает Джастас. – Еще весна была затяжная, задержали овец на зимнем пастбище дольше обычного. В итоге 50 голов разбрелись в неизвестном направлении, так и не нашли".

За время фермерства Уолкер набил шишек и готов делиться опытом. К нему на территорию может попасть любой, кто мечтает открыть собственный бизнес с нуля. Американец вводит в курс дела – с чего начать, как не прогореть.

"Некоторые считают, что я, мол, нанимаю "рабов". Это не так. Когда основал ферму, понятия не имел, за что браться. Ошибки стоили мне миллионов. Я действительно потерял очень много, прежде чем прийти к тому, что имею, – говорит Джастас. – Мне не жалко передавать знания. Люди приезжают за информацией и получают ее. Видят своими глазами, как все работает, а затем открывают собственное дело".

Джастас не только принимает у себя гостей, но и посещает разные регионы с лекциями. В последнее время все больше желающих бросить город и податься в глушь, отмечает он. Массового оттока, как в нулевые и в 2010-е, уже нет: "Заметил, те, кто раньше тратили на дорогу до работы в одну сторону час-два, меняют жизненные приоритеты и не боятся выбирать другое направление".

"Цены ниже, но душит бюрократия"

Джастас считает, что в Америке вряд ли достиг бы таких успехов. По его словам, в Штатах с этим непросто – очень насыщенный фермерский рынок, вклиниться и занять прочные позиции крайне сложно. Да и дорого.

"Первая проблема – купить участок. В США сельскохозяйственные земли измеряются в акрах. Так, в гектаре – 2,4 акра, один при этом стоит семь тысяч долларов. К примеру, жалкие 50 акров могут обойтись почти в 400 тысяч. А ведь еще нужен дом, рабочие помещения, техника, – приводит цифры Уолкер. – Без кредитов не обойтись. В России проще: за четыреста тысяч можно приобрести нормальное жилье".

В целом же Уолкера все устраивает. Не нравится разве что пристальное внимание контролирующих органов. Минус, по его мнению, в том, что к хозяевам небольших фермерских хозяйств предъявляют те же требования, что и к большим предприятиям.

"У мелких предпринимателей нет таких возможностей, как у крупных компаний. К тому же все очень забюрократизировано. Было бы здорово, если бы ввели, условно, трехуровневую систему контроля: чем больше оборот, тем выше и строже требования, – рассуждает американец. – Я пошел с предложениями в райадминистрацию, а мне в ответ твердят: все сложно и "практически невозможно" реализовать".

Главное – не опускать руки на старте, говорит Джастас, и дальше "все пойдет как по маслу". Обратно в Америку его пока не тянет. На Алтае, помимо любимой работы, – друзья, жена с тремя дочками. Уолкер тут все обустроил: своими силами провел водопровод, канализацию. Наладил спутниковую связь – появился интернет. Централизованного отопления, правда, нет – обогреваются печкой.

В Америку в последний раз ездил пять лет назад. Близкие уже смирились с его решением остаться в России: "Я вырос в многодетной семье, нас восемь. Все, кроме меня, – в США, каждый пошел своей дорогой, все устроились. Спасибо родителям, что поддержали и не препятствовали".

Джастас не ставит перед собой цель вырастить из фермы крупную компанию. Ему лишь хочется, чтобы она работала бесперебойно. План на ближайшее время: довести клиентскую базу до максимальной отметки – пятьсот человек. И расширить земельные владения под сельхозугодья.

Поделиться: